ЮХНОВЦЫ — балтские племена, носители т. н. юхновской археологической культуры, пришедшие в IV в до н. э. с севера на территорию Курского края в Посеймье и Попселье и вытеснившие жившее здесь ираноязычное скифоидное население. Ю. просуществовали на территории Курского края почти до рубежа тысячелетий, а затем «отхлынули» вновь на Десну. Вероятно, создателями юхновской археологической культуры были упомянутые Геродотом голубоглазые и рыжеволосые лесные жители будины. «Что касается будинов, — пишет Геродот, — то это большое и многосложное племя, и все они имеют светлые глаза и рыжие волосы... Только они в этих местах питаются шишками... Их страна вся покрыта лесами, а в самом сгущении леса есть большое полноводное озеро и болото вокруг него. В этом озере они ловят выдр, бобров и других зверей с квадратными мордами». И еще Геродот упоминает, что родной язык будинов не скифский и не эллинский, а какой-то совершенно иной. И действительно, Ю. — это явно лесной народ, добывающий, помимо прочей дичи, бобра, разговаривающий на неиранском языке, имеющий светлые глаза и волосы. Вероятнее всего этноним «будины» объединяет в себе родственные верхнеокскую, днепро-двинскую и юхновскую культуры, «владения» которых простирались вплоть до Балтики. На этой лесной территории есть место как многочисленным болотам, так и крупным и мелким озерам.
   Еще в 1870-х профессор Д. Я. Самоквасов произвел первые раскопки городища раннего железного века у села Юхново неподалеку от г. Новгород-Северского на Десне. Именно этому археологическому памятнику суждено было стать ключевым при выделении М. В. Воеводским юхновской культуры семьдесят лет спустя, на базе раскопок городищ Среднего Подесенья.
   Поселения юхновской культуры, как и скифоидные, делятся на два типа — небольшие укрепленные городища и неукрепленные селища, причем последние связаны территориально с городищами, образуя вокруг них своеобразные агломерации, «микрорегионы». Укрепления городищ были мощными и достаточно сложными — один-три ряда рвов и валов, деревянные стены по всему периметру. Академиком Б. А. Рыбаковым в Жуковском районе Брянской области у села Вщиж было исследовано огромное и сложно устроенное древнее юхновское святилище-крепость, где происходило поклонение единой тогда славяно-балтской богине Ладе (сходной с греческиой Артемидой).
   Для юхновской культуры характерны наземные многокамерные жилища столбовой конструкции на несколько семей — так называемые «длинные дома». Стены сооружались из тонких бревен и жердей, плелись из прутьев и затем обмазывались глиной. Иногда дома оказывались вытянутыми вдоль оборонительных сооружений, как это было, например, на городище Кузина гора в Курчатовском районе. Любопытно, что еще до раскопок старики рассказывали устные предания о том, что в этом месте «жили старые люди, у которых был один на всех длинный дом, кольцом окружавший деревню».
   На левом берегу Сейма напротив села Авдеево (Октябрьский район Курской области) А. Е. Алиховой и Ю. А. Липкингом было обнаружено дюнное юхновское селище позднего этапа с тонкостенной лепной неорнаментированной керамикой. Напротив, на высоком правом берегу А. Е. Алихова в 1971 нашла отдельные юхновские черепки и пережжёные кости. Заложенные траншеи выявили несколько скоплений пережженых кальцинированых костей. Возможно — это следы грунтового могильника Ю. с захоронением по обряду кремации. Сведения о находках пережженых костей вместе с фрагментами тонкостенной лепной керамики близ с. Чечевизня (Курчатовский район Курской области) поступали и от краеведа А. А. Катунина.
   Как и в подавляющем большинстве археологических культур, основным, встречающимся при раскопках вещевым материалом на поселениях Ю. является керамика. В отличии от скифоидной она имеет хорошо отмученное тесто, шамот встречается в нем лишь как единичные случайные включения, а основным отощителем в керамике Ю. является мелкий речной песок. Горшки небольшие, слабопрофилированные (шейка сужена слабо, венчик имеет очень небольшой отгиб), с плоским и относительно узким дном. Плечики размещены высоко. Орнамент, как правило, тычковый, нанесенный деревянной лопаточкой или просто щепкой. Обычно оттиски располагаются в верхней части сосуда в 1 – 3 ряда, иногда образуют треугольные фестоны, обращенные вершинами вниз. Кромка венчика иногда украшена косыми насечками или пальцевыми защипами защипами, а шейка — «жемчужинами».
   Из керамики изготавливались самые разнообразные предметы бытового и культового назначения: блоки различных типов, личины-маски, светильники, фигурки-игрушки, разнообразные ткацкие грузики и пряслица, и даже бусы, рогатые кирпичи. Одной из распространенных и даже культуроопредеяющих находок на юхновских поселениях являются так называемые «глиняные блоки». Можно выделить три основных типа этих керамических изделий: яйцевидные блоки, округлые или бочонкообразные блоки со сквозным отверстием по оси и округлые или бочонкообразные блоки с глухим отверстием, не доходящим до противоположного конца изделия. Версии об использовании таких предметов разнообразны: от культовых изделий до применения в качестве рыболовных грузил и метательных ядер. Как и в случае с рогатыми кирпичами, здесь вероятно мы имеем дело с многофункциональностью изделий. Они могли быть и оружием, и грузилами и моделями этих вещей для культовых целей. В то же время предметы со сквозным отверстием более наиболее удобны были бы для использования в качестве рыболовной снасти, тогда как блоки с углублением могли быть именно метательными снарядами, которые для ускорения при броске насаживалась на длинную палку.
   Ю. хорошо владели бронзолитейным делом, выплавкой железа и кузнечным ремеслом, ткачеством, выделкой кож. Об этом говорят льячки и литейные формочки, крицы, изделия из железа и другие вещи. Распространенной находкой на городищах и селищах Ю. являются грузики для горизонтальных ткацких станков биконической и катушкообразной формы. Встречаются и орудия для прядения — веретена, зачастую изготовленные древнегреческими мастерами.
   На поверхности ткацких грузиков, донцах сосудов встречаются знаки, напоминающие руническую письменность. Оригинальны юхновские височные кольца в виде двух спиралей (так называемые «очковидные» подвески). Часто встречаются на юхновских памятниках булавки с ажурным навершием.
   Основой экономики Ю. было подсечное земледелие и скотоводство, весьма высокой оставалась и роль рыболовства и охоты — ведь Ю. представляли собой группу населения, ориентированную хозяйственно на лесную зону.
   В Посеймье юхновская культура распространяется в конце V века до н. э., вероятно одновременно с продвижением на юг крупных лесных массивов со стороны Брянщины.
   В более поздний период численность Ю. возросла и у городища возникла целая агломерация неукрепленных позднеюхновских селищ — не менее пятнадцати. К югу от основного городища имеется небольшое округлое городище, которое могло выполнять функции святилища. Само городище могло быть в этот период крепостью крупного рода. К началу 1 тысячелетия нашей эры микрорегион становится почти необитаемым. Связано это может быть вновь не с социальными катаклизмами, а с истощением местных водных ресурсов при удаленности в 7 км от основной речной артерии территории — Сейма.
   Характерным «археологически чистым» юхновским памятником является недавно открытое А. А. Чубуром и А. А. Катуниным городище у села Колпаково Курчатовского района — фактически самый южный укрепленный поселок Ю. на Курской земле. Приведем для примера его описание. Находится оно на мысу правого высокого берега Реута, образованном двумя оврагами, на склоне южной экспозиции находится городище. Площадка подпрямоугольная, с севера на юг — 72 м, с запада на восток — 63 м. С напольной стороны городище укреплено двумя рядами рвов и валов, внутренний вал достигает высоты 2,5 м, внешний — 2 м. Валы хорошо сохранились, вероятно они никогда не подвергались распашке. Среди находок — керамика, многочисленные фрагменты яйцевидных блоков.
   Еще недавно считалось, что Ю. существовали в Посеймье лишь до II века до нашей эры. Однако, анализ находок, сделанных археологами позволяет утверждать, что племена Ю. обитали на Сейме практически до конца 1 века н. э., то есть на 200 – 300 лет дольше и могли сосуществовать некоторое время на одной территории с венедами. Исчезнуть затем бесследно Ю. не могли. Скорее всего ареал Ю. под давлением изменяющейся природной среды сокращается и из Посеймья они уходят на верхнее Подесенье — исконные свои территории, где контактируя с позднезарубинецкими племенами порождают «гибридную» Почепскую культуру, а потом и далее на север — в сторону верховьев Днепра и Немана.
   Этническая сущность носителей юхновской культуры по сей день дискуссионна, как и вопросы их происхождения и дальнейшей судьбы. Долгое время юхновцев считали прямыми предками славян (Третьяков П. Н., 1953). Выяснилось, однако, что не все столь однозначно. Распространение балтских гидронимов в ареале юхновской культуры и резкое снижение их количества к югу от него (к югу от Посеймья и Среднего Подесенья) позволяет достаточно уверенно предполагать, что юхновские племена могли относиться балтским племенам, которые были родственны праславянам, но не являлись их прямыми предками (Ильинская В. А., Треножкин А. И. 1986). Лингвисты утверждают, что именно в раннем железном веке произошло разделение славянской и балтской языковых ветвей. Еще была сходна культура, сходны пантеоны богов, сходна речь. Поэтому, можно думать, что юхновцы и праславяне говорили уже на разных языках, но еще вполне были способны понять друг друга.

   А. А. Чубур

На главную страницу