ВЕНЕДЫ — племена из среднего Поднепровья, появившиеся в Курском регионе в I в. н. э. на месте мигрировавших к северу юхновцев и проживавшие в этом регионе примерно до V в н. э. Племя В. впервые упоминает Римский историк Тацит, и именно их, с огромной долей вероятности, следует считать праславянами. Археологам В. известны как носители зарубинецкой культуры — по месту первой находки у с. Зарубинцы Киевской губернии.
   С приходом В. полностью меняется этнокультурный облик территории верхнего Посеймья и Попселья, формируются племенные союзы восточных славян и территория оказывается на пороге становления государственности.
   Происхождение В. археологам до сих пор еще не вполне ясно. Можно утверждать лишь то, что в их сложении принимали участие несколько групп населения с различными традициями.
   Причины продвижения в Попселье и Посеймье В. могут быть как экологическими, так и политическими. Первые века н. э. отличались периодом благоденствия для раннеславянского населения. О далеких «веках Трояновых», названных по имени императора Римской Империи Марка Ульпия Траяна, покорившего Дакию и ставшего непосредственным соседом славянских земель, вспоминает автор «Слова о полку Игореве». Не случайны находки многочисленных монетных кладов этого периода, найденных на территории Курского края, например, в Рыльске (1876, передан в Музей Изящных Искусств), в черте г. Курска (1880), и во многих др. местах.
   Однако именно в I в. н. э. в области Среднего Поднепровья появляются воинственные сарматы, которые могли вытеснить оседлое население с этих мест. Во II в. н. э. многочисленные готские (германские) племена под предводительством вождя Германариха двинулись из устья Вислы на юг и за несколько десятилетий достигли черноморского побережья.
   «Зарубинецкие» поселения располагались своего рода «кустами» или микрорегионами, вокруг которых было незаселенное пространство. В Курской области одна такая зона лежит между Обоянью и сл. Белой, вторая — в среднем и нижнем течении Тускари и на участке между Курском и Курчатовом, а так же в верховьях Реута, третья — в Глушковском и Кореневском районах.
   Поселения В. расположены невысоко над водой, на мысах первой надпойменной террасы или даже на пойменных всхолмлениях и дюнах. Основная масса поселений В. сосредоточена в так называемом Гочевском кусте (на границе Обоянского и Беловского районов). Эталонным поселением этой группы является селище Картамышево-2 (Обоянский район), где раскопаны остатки 10 жилищ, 43 хозяйственных ям и 3 выносных внешних очагов. Все жилища имеют относительно стандартную планировку. Это углубленные на 0,2 — 1 м полуземлянки, в плане прямоугольные, длина их стен в среднем от 2,5 до 3,5 м, что, вероятно, было связано с наиболее распространенным размером бревен, из которых возводились стены срубной конструкции. В центре жилища располагался открытый очаг, фиксируемый археологами как пятно прокаленной глины или суглинка и скопление углей и золы. Погребальный обряд В. (зарубинцев) — кремация. Груболепная керамическая позднезарубинецкая посуда из памятников типа Картамышево-2 представлена округлобокими и ребристыми горшками с яйцевидной формой тулова и отогнутым венчиком, необычайно редко на них встречаются налепы в виде месяцев или валиков. Иногда сосуды имеют тюльпановидную или баночную форму. Венчики горшков очень часто орнаментированы защипами и насечками, в ряде случаев — вдавлениями, сделанными зубчатым штампом. Столовая чернолощеная посуда (ребристые миски, а реже — и чернолощеные горшки) часто украшена орнаментом в форме прочерченных или прорезанных еще по сырой глине меандров или свастик. Находки украшений и предметов быта на поселениях В. очень немногочисленны. Железные орудия труда на памятниках позднезарубинецкого времени представлены серпами, ножами, топорами, пробойниками и зубилами для металлообработки, рыболовными крючками, иглами с ушками и шильями. О развитии косторезного дела свидетельствует костяная орнаментированная рукоять из с. Бобравы. Пряслица изготавливались из глины и имели чаще всего биконическую форму, а иногда сделаны из плоских черепков лощеных сосудов. Многочисленны тёрочники из кварцита для растирания зерна и каменные точильные бруски. Предметы вооружения позднезарубинецкого времени в Посеймье и Попселье пока не найдены. К рубежу II – III вв н. э. позднезарубинецкие древности, эволюционируя, превращаются в культуру киевского типа. Название этой культуры традиционно связано с местом первых находок, однако памятники этого типа — поселения и могильники — распространяются почти на весь бассейн Среднего и Верхнего Днепра и Подесенье, бассейны Псла и Северского Донца, Посулье, Поосколье, Посеймье и даже на Верхний Дон.
   Массив Киевских памятников относительно един, но не вполне однороден. Древности киевского типа Среднего Поднепровья и Подесенья представляют собой локальные культурные варианты. Во многом эти локальные варианты вычленяются, в первую очередь, по не очень заметным для неспециалистов особенностям керамических комплексов тех или иных поселений. По материалам многолетних исследований доктором исторических наук Андреем Михайловичем Обломским выделен особый Сейминско-Донецкий локальный вариант киевской культуры, сформировавшийся на основе позднезарубинецких древностей типа Картамышево-2 и распространенный на территории Курской, Харьковской, Белгородской и Сумской областей России и Украины.
   В III веке, с переходом к «киевскому» этапу развития у населения Курского края резко снижается изготовление лощеной посуды, почти исчезает орнаментация горшков по венчику, а сами горшки несколько изменяются по форме, становятся более приземистыми. Наконец, широко распространяются керамические изделия нового типа — диски, которые могли служить как крышками, так и своеобразными сковородами (Обломский А. М., 1991). Раскопанное археологом Е. А. Горюновым поселение Шмырево на реке Псел в Обоянском районе является эталонным для раннего этапа киевской культуры. На поселении Шмырево еще Д. Я. Самоквасовым в начале ХХ в. было найдено украшение — лунница с гнездами красной эмали. Относятся такие изделия, как уже говорилось, к так называемому кругу «варварских выемчатых эмалей». Их находят исключительно на памятниках позднезарубинецкого и раннекиевского времени — то есть III – IV вв. Несмотря на широкое распространение изделий с гнездами эмали — от Прибалтики до Поволжья, подавляющее их большинство найдено в Поднепровье в пределах зарубинецко-киевского ареала, что позволяет утверждать: украшения с эмалями возникли и изготавливались именно здесь. Среди находок «варварских эмалей» в Курской области помимо Шмырево — упоминавшиеся уже Жерновец, Картамышево-2 и Бобрава-3, а так же Гочево-1 (Беловский район, раскопки Н. А. Тихомирова) и хутор Александровский (Курчатовский район, А. А. Чубур, 1996). Среди украшений довольно многочисленны и разнообразные, часто привозные прибалтийские и провинциально-римские фибулы, изредка встречаются стеклянные античные и византийские бусы — одна из таких полихромных (многоцветных) бусин найдена краеведом А. А. Катуниным на поселении Чечевизня-8 в Курчатовском районе (Чубур А. А., 2000).
   Среди орудий труда на киевских поселениях наиболее многочисленны пряслица, имеются железные наральники (например, из Каменево-2), косари, тесла, долота, кольца, шилья и швейные иглы, рыболовные крючки, ножи.
   Во второй половине III века начинается поздний этап киевской культуры. В Курской области к этому времени относятся достаточно многочисленные следы поселений. Некоторые из этих селищ раскопаны на значительной площади. Одно из наиболее изученных поселений (вскрыто 1310 м2) — раскопанная Э. А. Сымоновичем Букреевка-2 — позволяет говорить о планировке. Все жилища расположены компактно, в линию, отдаленно напоминающую улицу. В заполнении котлованов полуземлянок встречены обломки ножей, фибул, шильев, стеклянная бусина. Тазовское второе поселение (так же раскопки Э. А. Сымоновича) с остатками пяти жилых построек было особенно богато находками — это ножи, литейные формы, пряслица, костяной гребень, игла, удила, а так же бронзовые проволочные височные кольца и колокольчик.
   В начале V в. н. э. киевская культура прекращает свое существование, превращаясь в более поздние культуры, ставшие известными по византийским хроникам как племена антов.

   А. А. Чубур

На главную страницу