ЩЕПКИН, Михаил Семёнович [6(17).XI.1788 – 11(23).VIII.1863] — русский актер, реформатор театра, основоположник реализма в русском театральном искусстве. Род. в с. Красное Обоянского у. Курской губ. (ныне — Яковлевского р-на Белгородской области). Отец его, Семен Григорьевич, был крепостной человек графа Г. С. Волькенштейна, выполнявший обязанности управляющего поместьем. Юные годы Щ. протекали между господской гостиной и лакейской. Господа баловали на редкость живого и смышленого мальчика и в то же время давали ему почувствовать всю зависимость его положения «крещеной собственности». Здесь же, в графском имении Волькенштейна, детскому взору было впервые представлено сценическое зрелище, а вскоре Щ. начали привлекать к участию в спектаклях. В театре Волькенштейна Щ. не только выступал в пьесах, но и пел в операх, концертах, исполняя вокальные отрывки из постановок, играл на гуслях. В возрасте 11 лет, учась в уездном училище в Судже, Щ. и его друзья поставили комедию А. П. Сумарокова «Вздорщина», в которой он сыграл первую роль. В 1801 – 1802 в театре графа Волькенштейна Щ. исполнил несколько ролей, в том числе Степана-сбитенщика в опере Я. Княжнина «Сбитенщик», помещика в комической опере «Несчастье от кареты» того же автора. Окончив уездное училище в Судже, Щ. постоянно жил в курском доме Волькенштейнов, где граф проводил ежегодно несколько зимних месяцев. В 1802 Щ. отдали в Курское губернское училище, где он проявил еще и талант рисовальщика. Превосходно занимаясь, он много читал, руководимый поэтом И. Ф. Богдановичем. В свободное от учебы время Щ. старался не пропускать ни одного спектакля театра под руководством братьев Барсовых, который находился недалеко от дома. Туда он проникает под любым предлогом: то переписывает ноты, то суфлирует. В ярмарочный период в Курском театре братьев Барсовых Щ. также выполнял обязанности суфлера или просто ходил с оркестром и носил контрабас или литавры. Определенный, по воле помещика, помощником землемера, межевавшего земли гр. Волкенштейна, Щ. в 16 лет блестяще выдержал выпускной экзамен и, по приказанию помещика, произнес приветственную речь попечителю харьковского ун-та, приезжавшему открывать гимназию, преобразованную из курского губернского училища. За превосходное исполнение поручения помещик «позволил Щ. заниматься, чем хочет». И Щ. в ноябре 1805 был включён в труппу театра братьев Барсовых. Поначалу он играл в незначительных эпизодах. Так бы все продолжалось и дальше, если б не случай. В середине ноября актриса Пелагея Лыкова приехала к господам Волькенштейнам с тем, чтобы пригласить их на свой бенефис. Она с грустью сообщила, что актер Арепьев, исполнявший роль Андрея — почтаря в драме «Зоа», проиграл в трактире платье и имеет «нетоварный» вид по причине того, что выпил за последние дни изрядную порцию вина. Щ. с согласия Лыковой заменил его. Спектакль прошел с громадным успехом, а Щ. завоевал положение ведущего исполнителя. Всего в период пребывания Щ. в Курске известны 7 ролей, сыгранных им в пьесах. Переломным моментом в своей судьбе Щ. считал 1810, когда в селе Юнаковке (ныне — Сумская область Украины), что в 20 километрах от Суджи, присутствовал на любительском спектакле в доме кн. Голицына с участием кн. П. В. Мещерского в гл. роли. Игра Мещерского поразила Щ. своей кажущейся простотой и силой воздействия на зрителя. После закрытия Курского театра на ремонт Щ. с разрешения Г. С. Волькенштейна в 1816 перешел в харьковскую труппу И. Ф. Штейна. С той поры Щ. в Курске бывал лишь наездами. Театр Штейна развил и укрепил реалистические начала, которые зародились в творчестве Щ. под влиянием кн. Мещерского. Главное теперь жило в душе актера — не рассмешить или растрогать зрителя, а зажить самой ролью, мыслями и переживаниями воплощаемого на сцене персонажа. С 1817 Михаил Семенович служит в Полтавской труппе, возглавляемой видным писателем Иваном Петровичем Котляревским. К числу самых замечательных работ актера, сыгранных в Полтаве, относятся две роли, написанных Котляревским специально для него: казака Чупруна в «Москале-чаривныке» и выборного Макогоненко в «Наталке-Полтавке». Это были первые национальные украинские оперы. В 1818 основал «Вольный театр» в Полтаве.
   От крепостной зависимости актер освободился при содействии своего нового хозяина графа Н. Г. Репнина, мецената Полтавского театра, когда ему было уже 33 года. В Москву Михаил Семенович приехал в 1823, имея за спиной почти 20-летний стаж провинциального актера и множество сыгранных ролей. Плотно войдя в репертуар Московского (Малого) театра, выступал почти через день, а, случалось, и каждый день в новых ролях. Но больше всего ему по душе была тема маленького человека, наивного, чистого, преданного труду. В сатирических и бытовых ролях он развивал обличительные мотивы. Поначалу Щ. не был подготовлен к хорошим выступлениям на московской сцене. У него был южнорусский выговор, он был толст, малоросл, неуклюж. Однако через несколько лет уже говорил по-московски, оттренировал свое тело, сделав его пластичным, поставил голос. С 1823 и до самой смерти Щ. — ведущий актер московского Малого театра. За свою жизнь на сцене Щ. воплотил около 600 ролей. Им сыграны были такие значительные роли, как Фамусов в «Горе от ума» А. С. Грибоедова, городничий в «Ревизоре» Н. В. Гоголя. Щ. сам говорил, что этим авторам он многим обязан: «...они меня силою своего могучего таланта, так сказать, поставили на видную ступень в искусстве». Несколько раз Щ. бывал на гастролях в Петербурге. Билеты на спектакли с его участием разбирались нарасхват. От Щ. приходили в восторг, его вызывали на сцену по нескольку раз, от игры его смеялись и плакали, его смотреть приходили даже те, которые никогда не посещали театра. Щ. был самым ярким выразителем внутреннего освобождения от пут официального, придворного классицизма. На его долю выпала великая миссия — реалистическая реформа отечественной сцены, подчинение ее идеям гражданственности и исторической правды. Обладая великолепными музыкальными данными, Щ. вполне справлялся с оперными партиями, серьезно увлекался живописью и литературой. Щ. отличался непревзойденным даром рассказчика, живо, в лицах передавал байки о нравах курских купцов и обывателей, одна из которых впоследствии легла в основу трагического сюжета «Сороки-воровки» А. И. Герцена, другая — «Собачки» В. А. Соллогуба. Щ. был знаком со многими деятелями российской культуры: А. С. Пушкиным, Т. Г. Шевченко, Н. В. Гоголем.
   Щ. многократно выезжал с гастролями в провинцию. Здесь, вдали от гнетущего воздействия Конторы императорских театров, он мог смелее и увереннее искать, экспериментировать и тво-рить, здесь он мог широко общаться со всей массой русского актерства, здесь он мог распространять вширь и вглубь открытые им театральные истины и законы. Для Щ. его провинциальные гастроли были вполне осознанной общественной и художественной миссией. В 1856 князь А. И. Барятинский, назначенный наместником Кавказского края, обратился к Щ. с просьбой помочь в подборе актеров для Тифлисского театра и приехать на гастроли в Тифлис. В Государственном историческом музее хранится письмо А. И. Барятинскому от апреля 1857, в котором Щ. пишет: «Дело, поручаемое мне Вашим сиятельством, так близко моему старому сердцу, что готов всею душою содействовать оному, насколько хватит моих средств и сил... Надеюсь, что Ваше сиятельство заботитесь насчет театра не для одной только забавы; но чтобы забава забавой, но и развивалось бы искусство, которое так полезно для народа. Во все века искусство было всегда впереди массы, а потому, добросовестно занявшись оным, нечувствительно и масса подвигает-ся вперед...» Так думал Щ. до конца своих дней. Щ. осуществил задачи, выдвинутые общим ходом русской театральной истории, определил основные линии дальнейшего развития русского театра. Похоронен в Москве на Пятницком кладбище.
   22 мая 1895 в Судже в присутствии артистов Московского Малого театра М. Ермоловой, И. Южина-Сумбатова, правнучки Щ. писательницы Т. Л. Щепкиной-Куперник и др. деятелей культуры был открыт памятник Щ. работы скульптора В. М. Боровского. На лицевой стороне постамента из черного лабрадора высечено: «Михаилу Семеновичу Щепкину, великому актеру, 1788 – 1863». На боковой стороне написано: «В 1801 г. в г. Судже ученик уездного училища Щепкин в первый раз выступил маленьким актером в комедии А. Сумарокова «Вздорщицы» в роли слуги Розмарина». На постаменте высечено высказывание самого Щ.: «Жить для меня — значит играть на сцене, играть на сцене — жить». В декабре 1911 по решению городской Думы Курскому драматическому театру было присвоено имя Щ. (в настоящее время в этом здании находится кинотеатр им. Щепкина). В Центральном округе Курска 25 октября 1957 его именем названа улица, на которой находится кинотеатр им. Щепкина. Мемориальная доска на Доме офицеров напоминает о начале артистической карьеры Щепкина на сцене Дворянского собрания (авторы — куряне скульптор Н. Криволапов и архитектор В. Михайлов). В Москве его имя присвоено театральному училищу-ВУЗу при Малом театре, а в 1980 во дворе этого училища был установлен бронзовый памятник Щ. Автор — скульптор А. В. Тарасенко. В с. Красном, на родине Щ. установлена скульптура работы В. М. Клыкова. Имя Щ. присвоено также Белгородскому государственному академическому драматическому театру.

    И. В. Аниканова
   Соч.: Записки актера Щепкина. М. — Л. 1933.

На главную страницу