СКИФЫ — древний, ираноязычный народ, существовавший в VIII в. до н. э. — IV в. н. э.
   В конце VII в. до н.э. скифы начинают заселять территорию Курского края. Новые пришельцы частью вытеснили, частью ассимилировали местных обитателей и уже в VI в. до н.э. курские земли прочно вошли в состав т.н. “Скифской державы”, занимавшей огромную территорию от Дуная до Дона.
   По свидетельству Геродота население Скифии делилось на три большие племенные группы, главной из которых были так называемые царские скифы, занимавшие степной Крым и южнорусские степи от Днепра до Азовского моря и Дона. Более западная часть степей принадлежала скифам-кочевникам, а к востоку от Днепра, на территории Лесостепного Левобережья, обитали скифы-земледельцы связанные культурой, происхождением и этнической принадлежностью со степными кочевыми скифами.
    На территории современной Курской области граница между миром кочевников и миром земледельцев проходила по верхнему течению р.Сейм. Скифы-кочевники занимали восточные районы, лежащие в междуречье Сейма и Сосны. Они разводили лошадей, крупный рогатый скот и овец, переходя со стадами от одного пастбища к другому.
    Описывая жизнь кочевых скифов греческий врач и естествоиспытатель Гиппократ писал: “...называются они кочевниками потому, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наименьшие бывают четырехколесные, а другие – шестиколесные; они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями; они непроницаемы ни для воды (дождевой), ни для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов: рога у них не растут от холода. В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях; за ними следуют их стада овец и коров и табуны лошадей. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стад, а когда ее не хватит, переходят в другую местность. Сами они едят вареное мясо, пьют кобылье молоко и едят “иппаку” (сыр из кобыльего молока).
    Из кожи, шерсти, войлока и получаемого от оседлых племен полотна скифы изготовляли снаряжение и одежду, хорошо приспособленую к условиям кочевой жизни. У женщин – свободного покроя длинные платья, у мужчин – остроконечные башлыки, короткий кожаный (мехом внутрь) кафтан с длинными рукавами, широкий пояс, узкие кожаные штаны или широкие шерстяные шаровары, заправленные в низкие кожаные полусапожки, перехваченные у щиколоток ремнями. Одежда украшалась вышивкой или аппликациями из ткани, кожи и меха.
   Все мужчины у кочевых скифов были воинами, жизнь которых проходила в постоянной готовности к битве, а оружие составляло важнейшую часть прижизненного обихода и посмертного погребального инвентаря.
   Во время схватки голову скифа защищал кожаный или металлический шлем, тело - кожаная безрукавка, чешуйчатый панцирь и пояс, сплошь окованный узкими поперечными пластинками из бронзы или железа. Защиту дополняли небольшие разнообразные щиты из кожи и дерева. Наступательное вооружение включало в себя лук со стрелами, копье, дротик, кинжал, боевой топор и относительно короткий (45 — 70 см) меч-акинак. Необходимой принадлежностью костюма скифского воина был кожаный ремень к которому слева привязывали горит или лук с колчаном, а справа – акинак в обтянутых кожей деревянных ножнах. На поясе также крепили кинжал, топор-секиру, каменный оселок для заточки металлических предметов, сумку, чашу и мешочек с запасными наконечниками стрел.
    Согласно Геродоту, проявленная на войне доблесть больше всего возвышала скифа-кочевника в глазах его соплеменников. На ежегодном племенном собрании убивший хотя бы одного врага получал из общего пиршественного сосуда чашу вина, тогда как неудачники вынуждены были стыдливо тесниться вдали от веселого пира. Из черепов убитых врагов делали чаши, скальпами украшали конскую сбрую, а снятой кожей как попоной покрывали коней или обтягивали колчаны.
   Так как поселения кочевников были кратковременными, а жилища переносными, археологически следы таких стойбищ обнаружить практически невозможно.
   Основной материал для изучения скифской кочевой культуры дают ученым исследования курганов, в которых степняки хоронили своих умерших. К сожалению, расположенные на востоке и юге Курской области курганы не исследованы, а случайные находки мечей-акинаков, кинжалов, наконечников стрел, вероятно, происходят из распаханных погребений кочевых скифов, в конце VII — III вв. до н.э. обитавших в верховьях рек Сейм, Щигор, Тим, Кшень, Оскол и Олым.
   Центр и запад современной области занимали представители земледельческой лесостепной скифоидной культуры. Для защиты от набегов своих воинственных соседей оседлые племена жившие в бассейнах Сейма и Псла воздвигали на высоких мысах вдоль берегов рек хорошо укрепленные городища.
   Одним из наиболее изученных укрепленных поселений скифоидной культуры является Марицкое городище (Льговский район), располающееся на высоком мысу, защищенное с запада и востока глубокими оврагами, которые, сливаясь на юге, широкой ложбиной спускаются к правому притоку Сейма - р.Прутище. В древности на северной и южной сторонах городища были выкопаны оборонительные рвы и возведены земляные валы, поверх которых шли деревянные частоколы.
   Во время раскопок городища археологи обнаружили следы 26 наземных построек прямоугольной или квадратной формы, размеры которых колебались от 9 до 24 кв.м. В древности стены этих домов имели плетенный из веток каркас, обмазанный сверху глиной и затем обожженный. Для отопления и приготовления пищи использовались открытые очаги, располагавшиеся в центре или у одной из стен помещения. Жилища располагались в высокой восточной части городищенского плато и двумя цепочками следовали друг за другом с севера на юг. Расстояние между домами колебалось от 0,5 до 10 м. Между постройками находились хозяйственные ямы и отдельные открытые очаги. Однокамерность жилищ, их изолированность друг от друга и небольшие размеры говорят о том, что в них обитали отдельные семьи от двух до пяти человек. Общее число жителей городища не превышало 50 человек.
   В середине V в. до н. э. из Подесенья на территорию Курского края вторгаются племена носителей юхновской археологической культуры. Большая часть местного скифоидного населения, видимо, вынуждена была оставить свои обжитые места. На одних поселениях этот уход совершался достаточно спокойно, другие сгорают в огне пожаров. Однако продвинуться дальше юхновцы не смогли и вплоть до конца скифского времени здесь проходила граница, отмеченная цепочками юхновских (Среднее Посеймье) и скифоидных укрепленных поселений-городищ (Нижнее Посеймье).
   Основным занятием населявших западную часть современной Курской области племен было земледелие и скотоводство. В раннем железном веке обитатели Восточной Европы уже знали плуг, позволявший земледельцу расширить пахотную площадь, а следовательно, и увеличить урожай. Богатые курские земли благоприятствовали развитию земледелия. В число возделываемых культурных растений входили пшеница, ячмень, просо, конопля, горох. Землю обрабатывали при помощи плугов и, сделанных из железа или кости, мотыг. Урожай убирали серпами и хранили в специальных ямах-зернохранилищах колоколовидной формы с узким горлом. Жерновов население Курского края в скифское время не знало, зерно размалывали при помощи изготовленных из кварцита, гранита или песчаника зернотерок и терочников.
   О том, какую большую роль придавали племена скифоидной и юхновской культур земледелию, свидетельствуют глиняные лепешки, рогатые кирпичи, хлебцы, модели зерен, фигурки животных, вероятно, использовавшихся во время религиозных церемоний.
   В 1961 г. интересная находка была сделана А.Е. Алиховой при исследовании юхновского поселения у с. Успенское (Курчатовский район). Она представляла собой округлую глинобитную площадку со следами костров. В ее центре находилась пирамидка из тридцати трех глиняных блоков-хлебцов, на вершине которой был установлен глиняный миниатюрный сосудик, вероятно содержавший в себе приношение богам.
   Представители скифоидных и юхновских племен не только обрабатывали землю, но и были искусными скотоводами, имевшими большие стада коров, свиней и коз, табуны лошадей, отары овец. Преобладало разведение крупного рогатого скота и коневодство. Кости диких животных (медведь, лось, благородный олень, косуля, кабан, лиса, заяц, сурок-байбак, бобр), чешуя и кости рыб (щука, лещ, линь, язь, плотва, окунь), костяные наконечники стрел, железными крючки и глиняные грузила от сетей свидетельствуют о занятии оседлого населения охотой и рыболовством.
   Обитатели городищ и поселков владели также различными ремеслами: резьбой по кости, ткачеством, изготовлением глиняной посуды, обработкой металлов. Весь производственный инвентарь, оружие, в том числе и часть наконечников стрел, и некоторые украшения делались из железа. Были также распространены обработка камня (зернотерки, терочники, пращевые камни), кости (ложки, рукоятки ножей, проколки, амулеты) и дерева (домостроительства, древки копий и дротиков), ткачество. На последнее указывает большое количество глиняных пряслиц и грузиков для ткацких станков. Изготовленное на таких станках полотно использовалось для изготовления одежды, на продажу или шло кочевникам в виде дани.
   О развитии местного бронзоволитейного дела свидетельствуют находки большого количества литейных форм и льячек. Из бронзы отливали наконечники стрел, псалии (принадлежность сбруи) и украшения (булавки, перстни, браслеты, привески). Анализ состава металла свидетельствует о поступлении бронзового сырья с основных территорий Скифии, а также с Балкан через Подолье, Побужье и Днепровское Правобережье.
   Как и на всех археологических памятниках скифского времени, самую массовую категорию находок составляют обломки глиняной посуды. Вся посуда изготовлена вручную, без помощи гончарного круга. Обжиг костровой, неравномерный. Особую группу посуды составляют миниатюрные сосудики, вероятно, культового назначения.
   Находки обломков греческих амфор, а также специфических украшений (бронзовых булавок), бывших в употреблении у племен, обитавших в это время по берегам Днепра, свидетельствуют о торговых связях обитателей Курского края с античным миром и соседними племенами.
   В III в. до н.э. из-за Дона в скифские земли начинают переселяться воинственные племена сарматов, ко II в. до н.э. окончательно вытеснивших скифов из южнорусских степей и захвативших огромные пространства от Дона до Дуная. Скифо-сарматские войны были кровопролитны и опустошительны. Живший в I в. до н.э. Диодор Сицилийский писал, что сарматы “...опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню”.

   Ист: Зорин А.В., Стародубцев Г.Ю., Чубур А.А., Шпилев А.Г., 2014. Курский край сквозь века. (книга–альбом). Курск. ООО "Полстар".

На главную страницу