РУССКИЙ БРОНЕАВТОМОБИЛЬНЫЙ ДИВИЗИОН КОРОЛЕВСКОЙ МОР­СКОЙ АВИАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ [Armoured Car Squadron № 15 Royal Naval Air Service (RNAS)] — английское воинское формирование в составе русской императорской армии в период Первой мировой войны.
   Сформирован из британских доброволь­цев, 42 офицера и 524 рядовых. Вооружение, 28 пулемётных бронеавтомобилей "Ланчестер", бронированные грузовики "Пирс-Эрроу" с 3-фунтовыми орудиями, броневики "Фиат".
   Командир дивизиона - коммандер О. С. Локкер-Лэмпсон (сын поэта Ф. Локкера и Д. Лэмпсон, дочери сэра Кёртиса Лэмпсона. Получил образование в Итоне и Кембридже, занимался юриспруденцией и журналистикой. С января 1910 г. член парламента от Рэм­си (Хантигдоншир). Во время 1-й Мировой войны в составе RNAS служил в Бельгии, Франции, Румынии и России).
   В январе 1916 г. дивизион прибыл в Россию. Участвовал в боях на Кавказском и Румынском фронтах, в июньском наступлении 1917 г. на Юго-Западном фронте.
   Около 100 бойцов дивизиона получили Георгиевские кресты 4-й степени, полтора десятка награждены крестами 3-й степени и один - посмертно получил Георгиевский крест 2-й степени. Около 100 солдат получили Георгиевские медали "За храбрость" 4-й степени, и один удостоен медали 3-й сте­пени. Около 400 солдат получили ме­дали "За Усердие".
   После июньского наступления дивизион переведён в Курск для отдыха и ремонта техники. Дислоцировался за Хер­сонскими воротами на территории бывшего ипподрома (ныне территория з-да " Маяк"). Здесь его застала Октябрьская революция 1917 г. У революционных властей присутствие в Курке "посланцев британского империализма" вызывало неприязнь. Кроме того, местные власти имели виды на богатую материальную часть англичан. По воспоминаниям Е.Н. Забицкого: "... там была огромная продовольственная база, были консервы, мука, медикаменты, обмундирование, масса пулемётов, скорострельных пушек, а также другое боевое снаря­жение. Кроме того, мы имели уже в то время сведения о том, что этот бронепарк является ничем иным, как по существу контрреволюционным гнездом английского империализма, тесно связанным с Керенским". Серьёзными военными силами Курский революционный комитет не располагал, и потому долгое время ничего не предпринимал.
   В ночь на 12 (25) декабря 1917 г. на разоружение бронедивизиона англичан двинулись два наиболее крепких красногвардейских отряда и практически весь состав Курского Ревсовета во главе с председателем. "Я помню, в Курском Ревкоме были очень большие колебания в части захвата этого бронепарка, — вспоминает далее Е.Н. Забицкий, (здесь Забицкий не упоминает о прямом указании В.А. Антонова-Овсеенко о захвате и разоружении бронедивизиона), — потому что шли разговоры об их сильных укреплениях, о ми­номётных отрядах, которые имеются среди них и которые могут взорвать город. Я помню, товарищи, как ночью, часа в 3-4 было решено окончательно взять этот бронепарк всеми имеющимися в нашем распоряжении частями, с которыми мы и совершили эту операцию. Захват был поручен Рословскому [Рославльскому] и Ка­валерийскому отрядам при непосредственном руководстве пред­седателя Ревсовета тов. Забицкого и членов — Акивиса, Булгакова, Когана, Садикова, Штейнберга, Гридина, Мазурова, Токмакова и начальника штаба Немцева и командиров вышеуказанных частей Рожкова и Сабинина... Товарищи спра­шивают, каковы были методы захвата бронепарка? Методы обыч­ные: окружили, расставили посты, почти без выстрела сняли по­сты (англичан), воспользовавшись тем, что часть бойцов была распущена, сделали всё это глубокой ночью и кончено. А утром на рассвете Президиум Ревкома поехал в имение Клейнмихеля и арестовал весь штаб этого бронепарка. Причём у них было какое-то торжество, были накрыты столы, сёстры милосердия русские, тут же какие-то подозрительные типы, которые хотели скрыть­ся. И начался разговор наш с английским командованием. Ан­глийский переводчик переводил нам, что они подчиняются воле революции, но "почему большевики испортили им праздник Рож­дество?". Мы ответили на это: "Революция сейчас не знает празд­ников, и потому будьте любезны подчиниться тем приказаниям, которые вам дадут".
   Военное снаряжение и провиант, захваченные у англичан, по распоряжению В.А. Антонова-Овсеенко, переданы командующему 3-й армией Кудинскому, штаб которого располагался в Брянске. Командир разоружённого бронедивизиона спустя не­сколько дней обнародовал дипломатично составленную деклара­цию, объявив, что конфискованное вооружение есть не что иное, как "помощь англичан русскому народу".
   12 января 1918 г. англичане выехали в Архангельск и в феврале вернулись на родину.
   На основе оставленной англичанами техники сформирован красный бронеотряд в количестве 10 бронемашин и 200 чел. личного состава. Командиром его стал г. Берети — студент, сын курского акцизного чиновника.

   В составе дивизиона служил стар­шина Майкл Терри — будущий известный исследователь, член Ко­ролевского Географического общества, который за 1923—1938 гг. совершил 14 экспедиций во внутренние районы Австралии.
   По окончании Первой мировой войны командир дивизиона О. С. Локкер-Лэмпсон вернулся к политической деятельности, придерживался правых взглядов.
   В 1931 г. основал движение "Стражей Империи" с целью "мирной борьбы против большевиз­ма". Вышел из парламента по результатам выборов 1945 г.

   Ист: С.Н. Емельянов, А.В. Зорин, А.Г. Шпилёв Курский край в Гражданской войне 1917-1921 гг (очерк военно-политической истории).

На главную страницу