МОРОЗОВ, Николай Васильевич [9(21).XI.1862-1.III.1925] — офицер императорского флота, генерал-майор, гидрограф, учёный, полярный исследователь. Родился в с. Знаменское (Кривцово) Щигровского уезда Курской губернии в купеческой семье. Учился в Курском реальном училище. В шестнадцать лет поступает в Техническое училище морского ведомства на штурманское отделение в Кронштадте.
   В 1882 г. произведён в прапорщики Корпуса флотских штурманов. Служит на кораблях Балтийского флота, откуда попадает в состав Отдельной съёмки Восточного океана под руководством лейтенанта К.П. Андреева (начальника первой русской полярной станции на Новой Земле).
   В 1984 г. во время плавания на крейсере «Вестник» в Баренцевом, Белом и Карском морях появились его рукописные заметки по лоции «Обзор Самоедского берега (от мыса Канин Нос до Карского моря)». Это было первое на русском языке руководство для плавания на этом участке морского пути в Сибирь.
   В 1896 г. это руководство было издано отдельной книгой и сразу поступило на суда, ходившие по этому пути. В том же году Морозов был назначен штурманским офицером на только, что построенный транспорт «Самоед», которому предстояло доставить на Новую Землю экспедицию Академии наук для наблюдения солнечного затмения, ожидавшееся 28 июля (9 августа по новому стилю). Экспедицией был обследован залив Рогачёва, проведены комплексные гидрографические работы в Белушьей губе, построены два больших опознавательных и два створных знака. На новых картах юго-западной части Новой Земли появились названия, данные в честь транспорта и офицеров экспедиции: бухты «Самоед» и Назимова, залив Гаврилова, острова Фефелова, мысы Лилье и Морозова. Тогда же он начинает работать над новой лоцией, которая должна была включать в себя описание берега и вод, находящихся в границах России от мыса Святой Нос до залива Варангерфьорд. Основу лоции составили материалы, собранные Морозовым при описных работах в 1894 г. на крейсере «Вестник», в 1896—1897 гг. на транспорте «Самоед» и в 1899 г. на пароходе «Пахтусов» — в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО).
   В 1900 г. в январе работа над лоцией была закончена и рукопись книги передана в Главное гидрографическое управление (ГГУ).
   В 1901 г. «Лоция Мурманского - берега Северного Ледовитого океана от острова Вардэ до Белого моря» — обширный труд с картой и кратким морским словарём — вышла в свет.
   В 1899—1904 гг. Морозов участвует в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана в должности помощника начальника экспедиции и старшего штурмана в плавании по Белому и Карскому морям и Ледовитому океану, а по окончании кампании командует пароходом «Пахтусов» и сводной ротой судов, зимующих в Архангельске.
   В 1901 г. во время пребывания экспедиции в Медвежьем заливе ему удалось определить астрономический пункт, что представляло особенный интерес, так как на карской стороне Новой Земли, к северу от Маточкина Шара, не было ни одного определения долготы места.
   В 1902 г. при описании Карских Ворот, Морозову и капитану 2 ранга АИ. Варнеку удалось найти в губе Дыроватой закрытую от всех ветров и напора льдов якорную стоянку для больших морских судов удобную и для их зимовки. В этой экспедиции под руководством Морозова осваивал профессию гидрографа известный полярный исследователь поручик Г.Л. Седов.
   В 1904 г. экспедиция столкнулась с проблемами при описании Ямала и острова Белого, затруднявшаяся низменностью берегов их однообразием и значительной удалённостью, что требовало пеленгования с парохода каждые пять минут. Подойти ближе не позволяли береговые отмели. Тем не менее, как отмечает начальник экспедиции полковник Ф.К. Дриженко, «... вся эта работа произведена капитаном Морозовым с полным тщанием, увлечением и любовью к делу».
   В 1903 г. выходят приложения к Лоции Мурманского берега и к Лоции Самоедского берега составленные им в экспедиции.
   В 1905 г. Морозов провел в устье Енисея 22 парохода с грузами для Великой Сибирской магистрали, став первым лоцмейстером Карского моря.
   В 1909 г. в 30-м томе сборника «Записки по гидрографии» Морозов публикует одну из старинных поморских лоций, с которыми познакомился работая в экспедиции. Эти морские книги по его убеждению представляют не только практический интерес но и научный и исторический. В примечаниях он приводит свою догадку об устройстве древнего поморского деревянного компаса, не имевшего магнитной стрелки.
   С 1910 г. в чине полковника КФШ работает в ГГУ, возглавляя его геодезическую часть.
   В 1911 г. его назначают начальником картографической части ГГУ командируют на пароходе «Пахтусов» для плавания в южной части Карского моря с комиссией Министерства внутренних дел для выбора наиболее удобных мест для строительства радиотелеграфных станций. Морозов показал комиссии такие места на мысе Марре-Саля на Ямале, в проливах Югорский Шар и Карские Ворота. Он был последним, кто видел «Св. Анну» Г. Л. Брусилова в проливе Югорский Шар о чём свидетельствовала запись в судовом журнале.
   В 1912 г. Морозов начинает работу по строительству железных створных знаков на подходах к будущим радиостанциям с моря.
   В 1913 г. работы по строительству створных знаков были продолжены. Согласно договора с Главным гидрографическим управлением от 22 мая 1913 г., он был обязан только построить знаки на островах: Белом, Вилькицкого, Вернса и на мысе Ептарма. По собственному почину, попутно и без всякого ущерба для главной цели плавания он произвёл астрономические, съёмочные и нивелировочные работы, а также наблюдения метеорологические, футшточные и над течениями в редко посещаемых местностях на пароходе «Николай-II».
   Через год он подготовил и в 1915 году опубликовал монографию по результатам.
   В январе 1913 г. Морозов уходит в отставку с чином генерал-майора Корпуса флотских штурманов, но продолжает работать в ГГУ уже по вольному найму. Первая мировая война (1914) прервала работы, проводившиеся Морозовым на Карском море.
   В 1918 г. в Петрограде он был арестован в качестве заложника, но затем отпущен.
   С 1919 г. Морозов снова на действительной службе, возглавляет Комиссию по изучению Северного Ледовитого океана ГГУ участвует в работах Российского гидрологического института сначала в качестве члена Подготовительной комиссии по организации морского отдела, а потом члена Совета и учёного специалиста этого отдела. Его избирают действительным членом Постоянной полярной комиссии Академии наук.
   В 1920 г. поручают в кратчайшие сроки составить первое на русском языке «Руководство для плавания во льдах Белого моря». В этой работе он даёт наиболее полную для своего времени классификацию полярных льдов, указывает признаки их близости, советует капитанам, как подготовить судно к плаванию во льдах.
   В октябре 1924 г. Морозов тяжело заболел. ГГУ ходатайствует о назначении персональной пенсии, чтобы «.. вознаградить его за долгую и полезную службу...» и «...пользоваться его совершенно исключительной опытностью во всех вопросах по северным морям СССР». Но Советская власть оставила ходатайство без внимания. А через несколько месяцев он умер.
   Похоронен в Петербурге на Смоленском кладбище. Памятник на его могиле был установлен только в 1980-е годы и сейчас (2013) находится под охраной государства.
   В 1925 г. вышла его книга «Мореходная книга или лоция беломорских поморов».
   Известный полярный исследователь В.Ю. Визе в своей книге «Моря Советской Арктики» назовёт Морозова одним из лучших знатоком полярных льдов.
   Имя Морозова присвоено восьми географическим объектам — остров, пролив, бухта и пять мысов — в Баренцевом, Белом, Карском, Японском морях и в море Лаптевых.

   Основные географические труды: Лоция Самоедского берега Севернаго Ледовитаго океана от мыса Канин нос до острова Вайгач. СПб, 1896; Лоция Мурманского берега Севернаго Ледовитаго океана от островов Вардэ до Белого моря. СПб, 1901; Лоция Мурманского берега 1925. Л., 1925; Хрестоматия по экономической географии. Л., 1927.

   О. Максимова. Открытый музей №2 2012 Курский альманах истории и культуры.

На главную страницу