ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ - творческое объединение литераторов (писателей, поэтов, драматургов, критиков и др.) по принципу общности художественно-эстетических взглядов. Однако существование Л. о. на таких принципах в России в годы советской власти, когда художественно-эстетические взгляды, отличные от официальных, диктуемых правящей коммунистической партией, фактически приравнивались к государственной измене, было практически невозможным. Поэтому Л. о. в СССР создавались исключительно по территориальному принципу.
   В Курске первые Л. о. начали создаваться сразу же после Октябрьской революции. В 1920 в помещении педагогического техникума на Мирной, 8, собирался кружок писателей, присвоивший себе громкое имя "Курского союза поэтов" (хотя в него входили и прозаики). В кружке состояли очень разные и по возрасту, и по положению, и по уровню литературного мастерства, и по самому характеру творчества люди. Председателем союза считалась Софья Валлат. Она писала стихи несколько камерные, подражательные. Но важнее было, как рассказывает поэтесса Е. Благинина, что С. Валлат "не давала дремать нашим головам. Она учила нас основам стихосложения, истории мировой и отечественной поэзии; мягко, без нажима приучала к систематической работе...". Приходил в союз и Валериан Бородаевский, на которого литературная молодёжь смотрела как на зрелого мастера. В своих послеоктябрьских стихах В. Бородаевский сочетал с символической расплывчатостью и многозначностью элементы акмеистской изобразительности - "вещности". Река Тускарь у В. Бородаевского словно течет вне истории. Написанные им в начале 1920-х стихотворения из цикла "За решёткой" настолько были лишены примет времени, что подчас становилось просто непонятно, о какой жизни в них идет речь: о советской или о дореволюционной? Вне исторического времени были и произведения Евгении Станиславской (в сборнике "Золотые зёрна", Курск, 1921), Александры Эль-Лазаревой ("Цветная шкатулка", Курск. 1922), хотя они и отличаются сравнительно высокой культурой стихосложения. Такой сложности и завершённости не было у Юрия Богатогорского (впоследствии доктор исторических наук), Александра Еськова (также историк, востоковед), Павла Загоровского. В их стихах перемежались интонации В. Маяковского, А. Блока, С. Есенина. В. Каменского, В. Казина. Однако творчество названных курских поэтов было отчётливо обращено к современности; революция, гражданская война, голод, разруха - об этом они писали, этим жили. "Мы в революциях живы", - провозглашал А. Еськов в стихотворении "Поэтам". И всё же, живописуя стихийный порыв масс, буйный разлив страстей, воспевая борьбу за новый мир, он, как и его товарищи, не мог еще представить, каким будет этот желанный мир, не мог уловить ведущих тенденций развития... Иное следует сказать о Елене Благининой, которая не пыталась изображать события революции. Тем не менее, в её стихах в настроении, в подробностях быта ощущается живое дыхание новой эпохи. Стихи Е. Благининой критика сразу же выделила среди других произведений "Альманаха первого", изданного в 1922 "Курским союзом поэтов". Выделила, хотя стихотворения и других авторов по тому времени звучали достаточно грамотно, и можно было надеяться на будущее в литературе и Ю. Богатогорского, и А. Еськова. Слабее, чем поэзия, в "Альманахе первом" была проза. Пожалуй, только у Т. Лукиной и у А. Г. Кепова, печатавшегося под псевдонимом А. К., намечались выходы к современности. А. Г. Кепов со своими рассказами выступал и в центральной печати. Его рассказ "Серый", опубликованный в выходившем под редакцией А. В. Луначарского еженедельнике "Красная нива" (№ 27 от 28 июня 1925), был удостоен премии журнала. В "Сером" говорится о сумятице в головах многих людей в первые годы революции, о человеке, который, не разобравшись, что к чему, попал в банду и не знает, как из нее выбраться. Для произведений А. Г. Кепова той поры характерно правдивое изображение психологических конфликтов, сложных и противоречивых явлений периода гражданской войны, едва складывающегося быта, однако автору определённо мешало пристрастие к искусственным мелодраматическим ситуациям. Говоря о рассказе "Степанида", критик И. Плотников справедливо заметил, что от "необычайного" в сюжете (преступная - по неведению - любовь сына и матери) "рассказ едва ли выигрывает", и без этого чисто внешнего эффекта можно было бы обойтись. Однако в начале 1920-х правдивое изображение жизни, простота композиции и классическая ясность далеко не всегда рассматривались как достоинство. А литературная жизнь в Курске, конечно, не была изолирована от процессов, происходивших тогда во всероссийском масштабе. В 1922 в Курск приезжал В. Я. Брюсов. Со своих позиций он говорил о молодой советской поэзии и читал свои (в том числе и старые) стихотворения. Чеканные строки стихов В. Я. Брюсова произвели большое впечатление на любителей литературы, оставили определённый след и в творческой учебе тогдашних курских поэтов. Примерно с 1923, после того, как "Курский союз поэтов" фактически перестал существовать (большинство входивших в него писателей перебралось в Москву или Ленинград), в Курске возникли новые Л. о.: Курская ассоциация пролетарских писателей (КурАПП) и Курское объединение крестьянских писателей (КурОКП). Эти организации возникли в условиях, когда начинающие писатели оказались без зрелых наставников, которые могли бы помочь овладеть мастерством. КурАПП представляли М. Булавин, М. Подобедов, М. Козловский и другие молодые люди, еще только пробовавшие свое перо. У крестьянских писателей, правда, были свои старейшины: Л. Чемисов, В. Иванилов, но они сами нуждались в помощи, а между тем вынуждены были играть роль учителей своих юных соратников, очень разных и по степени одаренности, и по уровню образования: М. Горбовцева, Ивана Еськова, Г. Былинника (Долгих). В Курске и губернии жили в то время писатели, и не входившие в эти организации: Ю. Герман, П. Загоровский, А. Г. Кепов. По тогдашней терминологии их следовало бы именовать "попутчиками". На своих собраниях и диспутах писатели, принадлежавшие к различным группам, ожесточённо спорили друг с другом, но несли свои произведения в одну и ту же газету: " Курскую правду", которая играла заметную роль в литературной жизни края. Один из первых ее редакторов, В. Г. Гришанин, и сам публиковавший рассказы и фельетоны (под псевдонимом Нина Ш. - обычный палиндром, то есть последние пять букв фамилии Гришанин, прочитанные справа налево), активно поддерживал молодых курских писателей.
   В 1925 - 1927 писатели начали издавать при "Курской правде" периодический литературно-художественный журнал "Рефлектор", переименованный вскоре в "Трактор", но для периодического издания не хватило литературных сил. Лучше "пошли" литературные сборники: в 1926 обществом крестьянских писателей был издан сборник "Зёрна", в 1927 - коллективный литературно-художественный сборник "В гору", в 1929 - сборник курских рапповцев "Четвёртая полоса". Авторы этих сборников в своем большинстве еще не достигли сколько-нибудь профессионального уровня, но у них была определенность жизненной позиции, горячее стремление откликаться на темы, подсказанные живой современностью. Создание в 1928 Центрально-Чернозёмной области, в состав которой вошла и Курская губерния, вызвало отток литературных сил из Курска и привело к развалу курского Л. о. Возродилось оно лишь в 1935. В это Л. о. вошли приглашённый из Воронежа писатель Михаил Киреев, куряне Михаил Горбовцев, Михаил Козловский, поэты Михаил Дорошин, Николай Корнеев, критик и фольклорист Петр Бульбанюк и другие. В январе 1935 состоялось совещание молодых писателей области, в котором принимал участие Ф. И. Панфёров. В 1935, после сравнительно большого перерыва, Курское издательство выпустило в свет литературно-художественный сборник "Утро". В нём, наряду с курянами, публиковались и орловчане, и белгородцы. Сборник по своему художественному уровню был сильнее издававшихся ранее.
   В послевоенные годы литературная жизнь Курска получила небывалое в прошлом развитие. В Л. о., воссозданное при Курском книжном издательстве, наряду с прежними его членами (П. И. Бульбанюк, М. М. Горбовцев, М. И. Козловский, Н. Ю. Корнеев и др.), вошли новые люди: писатель Н. И. Алексеев, автор романа "Яков Железнов", работавший над его продолжением - романом "Испытание" (Курск, 1957) о разгроме немецко-фашистских войск под Москвой; Ю. А. Александров (Липкинг), изобразивший далекое прошлое Курского края в повести "Кудеяров стан" (М., 1957) и в романе "Сварожье племя" (Воронеж, 1966); М. Е. Приваленко, перу которого принадлежат повесть "Фронт уходит на Запад" (Курск, 1961) об освобождении Смоленщины, очерковая книга "Большевик Артем", первая монография о В. В. Овечкине ("Валентин Овечкин", Курск, 1955); И. И. Юрченко, автор сборников стихов "Созидание" (Курск, 1952) и "Урожай" (Курск, 1952), а также интересно и свежо написанных "Железногорских записей" ("Подъем", 1966, № 4), и другие. Активное участие в работе Л. о. принимал редактор издательства С. М. Филиппов, иногда приходил на заседания редактор "Курской правды" Г. Г. Вельш, получивший впоследствии писательскую известность под именем Г. Радова. В Л. о. формировалось творчество писателей Ф. М. Голубева, Н. А. Григорьевой, М. М. Колосова, Н. Ю. Корнеева, Е. И. Носова, М. М. Обухова. Ф. П. Певнева, Е. И. Полянского, Н. Г. Овчаровой, сюда захаживали работавшие тогда в Курске в качестве журналистов Л. А. Жуховицкий и Ф. А. Искандер. Рост литературных сил позволил возобновить выпуск "Курского альманаха". Первая книга его вышла в 1950, седьмая, последняя (нумерация без учёта довоенных выпусков) - в 1958. Курское книжное издательство широко публиковало персональные книги местных авторов.

   И. З. Баскевич

На главную страницу