КУДЕЯРЫ (кудояры, худояры) — шайки разбойников, действовавшие c середины XVI столетия на южном порубежье Руси и Курской земле. Название произошло от имени легендарного разбойника Кудеяра.
   По легенде, Кудеяр был единокровным братом Ивана IV (Грозного), сыном Василия Иоанновича от брака с Соломонией Сабуровой. Долгое время царственный брак оставался бездетным, и великий князь приказал заточить бесплодную супругу в суздальский монастырь, где она впоследствии родила мальчика, названного Георгием. Официально объявили о смерти ребенка, но по Руси ходили слухи, что мальчик остался жив и стал известным предводителем разбойников.
   По той же легенде Кудеяром основана, ныне (2012) существующая в Фатежском р-не, в дремучем лесу у огромного кургана в верховье реки Свопы, небольшая деревенька Соломино, названая в честь его матери Соломонии. Там находился и основной лагерь шайки Кудеяра, и именно здесь надо искать его «заветную поклажу». Среди местного населения долгое время ходила легенда о золотой карете, которую разбойники якобы затопили в озере неподалеку от сельца.
   Другая шайка кудеяров была на территории Путивльского (совр. Сумская обл. Украины) и Рыльского уездов Курской губернии. По записанной в прошлом веке легенде, главное убежище их находилось в так называемом «Мачулинском» лесу, неподалеку от с. Кремянного (совр. Кореневский р-н), в котором они ютились по оврагам и буеракам, «не стараясь, впрочем, нисколько о том, чтобы замаскировать свое присутствие, так как им не страшны были ни воеводские войска, ни тем более местные безоружные жители, которые сами смертельно боялись их и стремились только к одному — чтобы жить с ними в мире и согласии. В этой шайке, по рассказам, было до 300 человек разбойников.
   Такие же ватаги обитали у деревни Ишутино, на Коневецкой или Клевенской горе, на «Погорелом» городище близ с. Большие Угоны (совр. Льговский р-н), в урочище «Кучугуры» (совр. Большесолдатский р-н).
   Кудеяры редко нападали на крестьянские поселения, во-первых, потому, что щадили крестьян вообще, относясь к ним дружелюбно, во-вторых, ввиду того, что крестьяне сами усердно во всем помогали им, а в-третьих, потому, что взять у крестьян особо было нечего.
   По представлениям это скорее были не разбойники, а вольные казаки с широкими рыцарскими замашками, со строго регламентированным, хотя и несколько своеобразным, понятием о чести.
   Известны случаи, когда по жалобе крестьян, кудеяры делали нашествия на помещичьи усадьбы только для того, чтобы наказать их за жестокость к своим крепостным, и если такова была цель их прихода, то обыкновенно не брали в усадьбе ничего. Единственное зло, которое причиняли кудеяры крестьянам, заключалось в том, что они «воровали деревенских девок» для своих утех.
   Досуг кудеяры проводили в бражничестве. Когда же провиант заканчивался, то посылали «грамотку» к какому-нибудь помещику с приказанием доставить немедленно им того-то и того-то. Если помещик не торопился исполнить их «приказание», то они приходили к нему сами и "вооруженной рукой" брали то, что хотели. Этим в основном и исчерпывалась их враждебная деятельность по отношению к местному населению.
   Денежную добычу, в большинстве случаев они брали с проезжих людей.
   В 1693 г. Курский воевода отписал в Московский приказный разряд "... ямщик Аника Зуев с крестьянином Сенькою Черкашениным..." якобы обнаружили "... в Курском уезде близко Ямской слободы погреб с кудояровским поклажеем (кладом), в том де погребе 12 бочек денег серебряных копеек, да 4 котла жемчугу насыпаны, да лежит 1000 бердышей, да 1000 мушкетов, и книги, и евангелие, и всякая церковная утварь, и платье да сабля булатная...". Воевода учинил следствие с пристрастием, которое выяснило только наличие кладовой "...росписи, полученной из Крыма...". Обладатели её были закованы в кандалы и отправлены в Московский приказный разряд.
   По свидетельству А. Н. Александрова, жители Льговского уезда ещё именовали кудеяров - "воропанами", так как, согласно преданию, немало курских помещиков промышляли разбоем. Наиболее стали известны, жившие у Ивановского городища (современный Рыльский р-н) дворяне Воропановы.
   Не все деньги, добытые во время грабежей и разбоев, пропивались или становились кладами. Возможно, Курск никогда бы не украсился одним из своих красивейших храмов — Сергиево-Казанским собором, возведенным в 1752 – 1778 гг., если бы не одно происшествие, случившееся с курским купцом Карпом Ефремовичем Первышевым.
   Согласно преданию, под самую Пасху 1752 г. его захватили разбойники и увели в свой табор, видимо, рассчитывая на выкуп. Ночью шайка ушла на грабёж, и в лагере остались лишь атаман и Первышев. Оценив атлетическое сложение разбойника, купец понял, что о побеге нечего даже и мечтать. После полуночи атаман, будучи добрым христианином, вздумал разговеться и пригласил пленника разделить с ним трапезу. Тут Первышев заметил, что страшный сотрапезник ест с ножа, употребляя его вместо вилки. Улучив удобный момент, ловкий прасол бросился на разбойника и воткнул ему этот нож в рот. Атаман упал, захлебнувшись кровью. Карп Ефремович же поспешно запряг свою лошадь и нагрузил повозку разбойничьим добром. Вернувшись благополучно в Курск, он дал обет построить в честь своего чудесного избавления храм — благо, средствами на это он теперь вполне располагал.
   По свидетельстве Н. Добротворского: «кудеяры долго буйствовали в наших местах, но потом на них войска стали посылать и солдаты их одолели, загнали, говорят, до самой Калуги и там уже всех перебили».

   Ист: Исторический и географический путеводитель по Курской губернии от Орловской границы до Харьковской. Составлен В.Н. Левашевым в 1837 г.

На главную страницу