ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ — война рабочих и трудящихся крестьян России против внутренних и внешних сил контрреволюции, длившаяся с 1918 до 1920. Война началась в январе 1918 на юге России оккупацией румынскими войсками Бессарабии, а на Дальнем Востоке — высадкой японцев, англичан и французов. 18 февраля 1918 началось вторжение немецких войск на территорию РСФСР. Они вплотную подошли к Петрограду, оккупировав Прибалтику, значительную часть Белоруссии и Украины. 21 февраля Совет народных комиссаров (Совнарком) опубликовал воззвание к народу: «Социалистическое отечество в опасности». Повсеместно началось формирование первых отрядов обороны, и 23 февраля 1918 молодые военные отряды советской Красной Армии нанесли поражение немцам в Псковско-Нарвских боях. После этого немецкое командование 3 марта 1918 подписало с Советской Россией сепаратный Брестский мирный договор, в соответствии с которым Советская Россия с большими территориальными и материальными потерями вышла из 1-ой мировой войны. В частности, демаркационная линия между германскими войсками и войсками Советской России проходила по западным и южным уездам Курской губернии. 9 марта 1918 в районе Мурманска высадились английские, а затем американские, французские и канадские войска (всего к лету 1918 — около 10 тыс. человек). К августу они захватили Архангельск и Онегу, организовали контрреволюционное «правительство Севера России». На Сев. Кавказе генералы Л. Г. Корнилов, М. В. Алексеев и А. И. Деникин организовали белогвардейскую «Добровольческую армию», а на Дону генерал П. Н. Краснов — белоказачью армию. Обе армии двинулись в центр России на подавление революции. Немецко-австрийская армия, нарушив Брестский мир, начала оккупацию России: захватила Таганрог, Ростов-на-Дону и вторглась в Курскую губернию (в апреле 1918 были оккупированы Белгородский и Путивльский уезды, ряд волостей Рыльского, Льговского, Суджанского и Корочанского уездов).
   Политическое, экономическое и военное положение Курской губернии весной 1918 было чрезвычайно напряженным. Советские структуры власти были слабы и неспособны контролировать положение не только в уездах, но и в губернском центре. Политическое противостояние между больше-виками с одной стороны, эсерами и меньшевиками — с другой, отягчалось проявлениями бандитизма, а прифронтовая полоса превратилась в зону перманентных столкновений различных «армий», среди которых были отряды Соболева и Маруси Никифоровой, действовавших под знаменем анархизма. К апрелю 1918 на Курском железнодорожном узле скопилось большое количество эшелонов с солдатами и матросами. Это были демобилизованные солдаты, находящиеся в пути домой, и партизанские отряды, прибывающие в Курск для переформирования на регулярной основе. Части формируемой регулярной армии снабжались всем необходимым, но все остальные, в том числе партизанские отряды, находились в скудном положении. В среде недисциплинированных войск началось брожение. Солдаты 1-го Революционного Курского полка открыто выступили «против некоторых членов Совдепа». Обозлённые солдаты обвиняли своего командира «в расхищении двух вагонов обмундирования, в пьянстве, разгуле и контрреволюции». Солдаты требовали оружия и боеприпасов для обеспечения безопасности в случае немецкого наступления на Курск и более энергичных мер по защите города. Они захватили и разгромили гостиницу «Франция», полагая, будто там спрятано оружие. Кроме того, солдаты пытались разгромить склады оружия и обмундирования. Однако, благодаря стойкости полкового комитета, склады удалось спасти от разграбления. К восставшим примкнул свободный отряд под командованием инспектора артиллерии 5-й армии Карцева (300 человек при 3 орудиях), который несколько недель стоял на курской железнодорожной станции. По воспоминаниям Н. Д. Токмакова, «Карцев — [был] молодой парнишка, малограмотный демагог... За время своего пребывания [в Курске] он занимался самочинными реквизициями. Все попытки Ревкома перебросить его отряд на фронт он отвергал, утверждая, что имеет мандат от Антонова-Овсеенко, который его сюда прислал по делу мобилизации лошадей». Сам Карцев, бывший унтер-офицер старой армии, артиллерист, в своих политических воззрениях колебался между эсерами и анархистами. Когда военно-революционный полевой штаб потребовал от него отбытия на фронт, он явился к Е. Н. Забицкому со своими телохранителями, объявив: «Мы за власть советов, но против Курского губсовнаркома, который властью не признаем!» Он предъявил Ревкому ультиматумом, в котором требовал сменить губернское военное руководство, а также «предоставить отряду право наложить на местную буржуазию контрибуцию». В ответ на это, 14 апреля Забицкий приказал арестовать Карцева. Прибывшая в гостиницу рота охраны обнаружила там Карцева и тотчас арестовала его. Известие об этом аресте ещё более обострило ситуацию. Его отряд потребовал немедленного освобождения своего командира и открыл по городу артиллерийский огонь, дав пять залпов шрапнелью. Затем мятежники двинулись на выручку Карцева. В этот момент, «совершенно неожиданно», по выражению Токмакова, в Курске появился с линии фронта Михаил Васильевич Слувис, который с 4 апреля 1918 являлся помощником командующего войсками Курской губернии. Когда вечером 14 апреля «матросы» отряда Карцева ринулись в город, М. В. Слувис вместе с самим Карцевым выступил им навстречу. На бурном митинге, маневрируя и делая уступки толпе, Слувис сумел в какой-то мере овладеть ситуацией. В частности, распоряжением Слувиса, под давлением банды Карцева, были распущены тюрьмы, но вместе с арестованными сподвижниками Карцева на свободу вышли и уголовные преступники, некоторые из которых быстро заняли видное место среди восставших. Однако, к ночи волнения улеглись, а власть практически полностью перешла в руки полевого штаба, руководимого Слувисом. Члены губсовнаркома, а в первую очередь Забицкий, Трубицкий и большевик Гридин, старались ничем не напоминать солдатам о своём существовании. Однако долго сдерживать вооружённую толпу, оставаясь на положении заместителя Забицкого, Слувис был не в состоянии, и на бурном митинге в кинотеатре «Гигант» М. В. Слувис был провозглашён главнокомандующим войсками Курского губернии. На другой день, 15 апреля, образовался из находящихся в Курске матросов Морской штаб, выбраны были два матроса из своей же среды. Единственными надёжными войсками в Курске осталась железнодорожная боевая дружина в составе 500 человек. Но реальной силой в городе все эти дни оставался хорошо вооружённый и сплочённый «штаб военных моряков» в количестве 120 человек, которые пьянствовали, проводили незаконные обыски с грабежами и арестами, расхищали народное имущество. В состоянии опьянения от случайного выстрела погиб руководитель отряда «моряков» Карцев. Слувис, как мог, старался урегулировать положение в городе. Он отменил распоряжение об аресте президиума Совдепа, что позволило Забицкому и его товарищам вернуться, наконец, на легальное положение в руководимом ими городе. Утром 29 апреля в Курск прибыли члены Высшей военной инспекции во главе с Н. И. Подвойским. Икспекцию сопровождала военная команда из 19 человек при одном пулемёте. Подавление «мятежа» обошлось практически без кровопролития. М. В. Слувис подчинился решению Подвойского об упразднении должности главкома войск Курской губернии и принял назначение на пост начальника отрядов Льговского направления. Полевой штаб был «почти целиком» арестован инспекцией уже 29 апреля. Спустя два дня был разоружён и пресловутый «штаб военных моряков» в номерах гостиниц Полторацкого и «Золотой якорь». В отношении большинства «мятежников» Подвойский ограничился вполне символическими мерами. По его приказу «личный отряд Слувиса», бывший Карцевский отряд был разоружён и распущен. В итоге 1 мая недавно ещё мятежные войска участвовали в праздничном параде на Красной площади города.
   После подавления мятежа в Курске срочно приступили к формированию воинских частей. Для этой цели в первых числах июля в Курск вновь прибыл Н. И. Подвойский во главе с инспекцией РККА.
   25 мая началось спровоцированное Антантой выступление солдат чехословацкого корпуса, благодаря чему на всей территории от Поволжья до Дальнего Востока образовался ряд независимых, контрреволюционно настроенных Российских правительств. Летом 1918 уже три четверти территории России находилось в руках интервентов и белогвардейцев. Во 2-й половине 1918 Красная Армия одержала первые крупные победы на Восточном фронте и перешла в наступление, освободив Казань, Симбирск и др. города Поволжья. Отличился в этих боях 5-й полк из особой бригады под командованием И. X. Азарха, сформированный в Курске. Осенью 1918 Германия вышла из войны, и ее войска возвратились домой. А 13 ноября Советское правительство аннулировало Брестский мирный договор. 4 января 1919 перешли в наступление и революционные армии Южного фронта, в ходе которого были разгромлены главные силы белоказачьей армии генерала Краснова. Но в марте 1919 началось объединенное наступление белогвардейской армии адмирала Колчака из Сибири на Урал и армий генералов Деникина — с юга через Курск и Тулу на Москву, Юденича — на Петроград, Миллера — из Польши на Украину. Войска Красной Армии на южном направлении потерпели неудачу и вынуждены были отойти в сторону Москвы. 15 сентября 1919 Добровольческая армия Деникина прорвала линию обороны Красной Армии на участке «Ржава — Обоянь» и 20 сентября заняла Курск. Захватив Курск, деникинцы восстановили в городе старые порядки. На фабрики и заводы вернулись прежние хозяева. Начались еврейские погромы и грабежи. Только за первые три дня пребывания в городе деникинцы арестовали свыше 500 человек. По официальным подсчётам советских историков на территории Курской губернии умерло в тюрьмах и расстреляно 528 человек.
   Продолжая наступление на Москву, 3 октября деникинцы захватили Воронеж, 13 октября — Орел и стали угрожать Туле. Однако 20 октября началось контрнаступление Красной Армии, в результате чего был освобожден Орел, 24 октября — Воронеж, 15 ноября 1919 была взята станция Касторная, и 17 ноября части Красной Армии — Девятая стрелковая дивизия (сформированная в основном из жителей Курской губернии) и Эстонская стрелковая дивизия — вошли в Курск. В день отступления из Курска по приказу коменданта города полковника князя Святополк-Мирского были расстреляны 32 человека — коммунисты и беспартийные. 7 ноября 1977 в Курске в Центральном округе в память расстрелянных деникинцами советских работников, был установлен памятник (скульптор Н. П. Криволапов) в их честь был назван парк, устроенный вокруг памятника.
   К зиме 1919 Красная Армия дала белогвардейцам отпор уже на всех фронтах, и в 1920 была освобождена от белогвардейцев вся Украина и Крым. Однако закончилась Г. в. лишь осенью 1922 изгнанием японских войск из Дальнего Востока.

   Лит.: История гражданской войны в СССР, т. 1—2, 2 изд., М., 1938 — 1947, т. 3, М., 1957. Боевые подвиги частей Красной Армии (1918 — 1922 гг.). Сборник документов, М., 1957. Емельянов С. Н., Зорин А. В., Ильина З. Д., Каплунова И. Г., Кузьмина В. М., Салтык Г. С., Шпилев А. Г. Революция и Гражданская война. — Курск, 2006 / Курский край. Т. IX.

На главную страницу