ДЕВЯТОЕ ЯНВАРЯ — день, именуемый в советской историографии как «Кровавое воскресенье». В этот день в 1905 г. петербургские рабочие во главе со священником Г. Гапоном вышли на мирную демонстрацию с тем, чтобы в Зимнем дворце вручить царю, Николаю II петицию. Однако власти расстреляли это народное шествие. Такова была официальная версия.
   В событиях действительно приняла участие мирная демонстрация, похожая на крестный ход: рабочие несли иконы, хоругви и царские портреты. Но она была составной частью акции, подготовленной революционными провокаторами. Уже с утра, задолго до первых выстрелов, на Васильевском острове и в других местах, группы рабочих во главе с эсеровскими активистами сооружали баррикады и водружали красные флаги. Тысячи демонстрантов несколькими колоннами двигались к Дворцовой площади. и, чем ближе они подходили, тем больше активизировались провокаторы. Еще не было выстрелов, а какие-то люди уже распускали слухи о массовых расстрелах. Попытки властей упорядочить шествие получали отпор.
   Начальник Департамента полиции позднее так объяснял случившееся Императору: «Наэлектризованные агитацией толпы рабочих, не поддаваясь воздействию обычных общеполицейских мер и даже атакам кавалерии, упорно стремились к Зимнему дворцу, а затем, раздраженные сопротивлением, стали нападать на воинские части. Такое положение вещей привело к необходимости принятия чрезвычайных мер для водворения порядка и воинским частям пришлось действовать против огромных скопищ рабочих огнестрельным оружием...». Шествие от Нарвской заставы возглавлялось самим Гапоном, который постоянно выкрикивал: «Если нам будет отказано, то у нас нет больше Царя». Между тем Николая II в тот день не было в Петербурге, и он при всем желании не мог бы принять петицию. Колонна подошла к Обводному каналу, где путь ей преградили ряды солдат. Офицеры предлагали толпе, напиравшей все сильнее, остановиться, но она не подчинялась. Последовали первые залпы, сначала холостые. Толпа готова была вернуться, но Гапон и его помощники шли вперед и увлекали за собой остальных. Раздались боевые выстрелы.
   Примерно так же развивались события и в других местах - на Выборгской стороне, на Васильевском острове, на Шлиссельбургском тракте. В руках некоторых демонстрантов появились красные знамена, лозунги «Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!» Толпа, возбужденная подготовленными боевиками, избивала городовых и офицеров. На Васильевском острове группа, возглавляемая большевиком Л.Д. Давыдовым, захватила оружейную мастерскую Шаффа.
   Всего 9 января было убито около 130 человек и ранено около 300 (сюда входят и те, кого убили и ранили сами демонстранты). Но в тот же день стали распускаться самые невероятные слухи о тысячах погибших и о том, что расстрел специально организован садистом-царем, пожелавшим крови рабочих. Священник-провокатор Гапон составил листовку, в которой слал силам правопорядка свое «пастырское проклятие» и освобождал солдат от присяги, данной «изменнику царю, приказавшему пролить неповинную кровь народную» (что было бесстыдной клеветой), «отлучил» Николая II от Церкви.
   Через несколько дней, обращаясь к рабочим, Николай II так оценил «Кровавое воскресенье»: «Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, произошли оттого, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей страны… они поднимали вас на бунт против меня и моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно русские люди должны дружно и не покладая рук работать на одоление нашего упорного внешнего врага».
   Тем временем революционеры использовали события 9 января для организации массовых беспорядков по всей стране.
   В эти дни Курская организация РСДРП выпустила ряд листовок отпечатанных в подпольной типографии на ул. Садовая, 30 (здание сохранилось) посвященных этому событию. В листовке «Ко всем рабочим Курска» было напечатано: «Товарищи! Мы не будем, конечно, безучастно смотреть, как наши братья умирают в борьбе с нашими общими заклятым врагами — царём и его слугами. Все силы свои мы должны присоединить к этой борьбе!» В листовке «К железнодорожным рабочим и служащим Курского уезда» писалось «...борьба рабочих будет успешной только тогда, когда они добьются политических прав ...». В листовке «Дума разогнана» Курский комитет РСДРП призывал народ к вооруженному восстанию «пока... волей царской, а не волей народа будут управлять населением России, - до тех пор всё останется по старому. Пока народ не захватит власть в свои руки власть, до тех пор у крестьян не будет земли, а у рабочих не будет свободы, у всего бесправного населения России не будет воли... Да здравствует всенародное вооружённое восстание».
   Под руководством комитета РСДРП в городе начались забастовки. Вначале февраля забастовал свечной завод, 9 февраля прекратили занятия ученики землемерного училища, одновременно начались волнения среди учащихся мужской гимназии и реального училища. Затем они перекинулись в женскую гимназию, учительскую семинарию, фельдшерскую школу, и частную школу Рутцена. 12 февраля началась забастовка железнодорожников.
   Положение в Курске стало очень напряжённым. 12 февраля учащиеся мужской гимназии организовали демонстрацию. К ним присоединились ученики других учебных заведений. На ул. Московской (совр. ул. Ленина) произошла стычка демонстрантов с патриотически настроенными гражданами. В дело вмешалась полиция. По приказу курского полицмейстера Зорина была использована конная полиция, прекратившая беспорядки. Многие участники получили тяжелые увечья. Несколько человек были заключены в тюрьму.
   15 февраля губернатор телеграфировал министру внутренних дел «На этих днях в Курске могут быть открыты вооруженные беспорядки. В губернскую управу доставлено разное оружие. Сегодня в клубе после заседания думы, при громадном стечении интеллигенции и учащихся произнесены возмутительные речи о ниспровержении силою оружия существующего порядка. Открыто произведён сбор денег на вооружение рабочих. Нельзя терять ни минуты. Необходимы аресты...»
   В большевистской газете «Вперёд» от 10 марта 1905 г. было помещено подробное описание событий в Курске и приводилась выдержка из письма учителя одного из курских учебных заведений возмущённого «... варварски-кровавой расправой ...» и «... чудовищным побоищем ...». Но в конечном итоге властям удалось навести порядок в городе и прекратить забастовки.
   В Советском Союзе, в городах и других населённых пунктах, около 60-ти улиц были переименованы в честь событий Девятого января 1905 г.
   В 1931 г. на ст. Обухово, Ленинградской обл. установлен памятник жертвам Девятого января 1905 г. работы скульптора М.Г. Манизера.
   В Курске в 1918 г. в ул. Девятого января была переименована ул. Гапонцевская в Стрелецкой слободе.

   Лит: Курск очерки истории города Центрально-чернозёмное издательство. Воронеж 1968 г.

На главную страницу