ЧЕРНЯХОВЦЫ — племена, носители т. н. черняховской археологической культуры, пришедшие с юга во II в до н. э. на территорию Курского края в Посеймье и Попселье и потеснившие жившие здесь племена венедов. Своё название получили по первому месту нахождения и исследования в 1899 археологом В. В. Хвойкой могильника у с. Черняхов на Киевщине. Могильник был необычен — два ритуала погребения: кремация и ингумация, посуда гончарная, серолощеная, резко отличающаяся от иных памятников начала новой эры.
   Ч. жили на огромных пространствах степной и лесостепной части Украины, Молдавии, Польши, Румынии и России. Курский край находится на самой северной границе ареала расселения Ч. Селения Ч. лежат преимущественно в бассейне реки Суджа (приток Псла) и Снагость, и открыты Ю. А. Липкингом и Э. А. Сымоновичем.
   Основная часть поселений Ч. — неукрепленные селища, расположенные вблизи воды. Жилища, как правило, полуземляночные с глинобитными плетеными стенами столбовой конструкции, иногда — наземные. Погребальный обряд двойственный — есть погребения как по обряду кремации, так и по обряду ингумации. По мнению Сымоновича Э. А. и Гея О. А. (1993), изменения в погребальном обряде связаны с принятием частью Ч. христианства. В Курской области исследованы могильники на территории Суджанского района (Замощанская дюна) и Курчатовского района (Успенское), где в ямках или в поставленных в ямки сосудах захоронен прах умерших — пережженые кальцинированные кости. Разрушенный могильник на дюне напротив села Успенки, найденный Ю. А. Липкингом в начале 1950-х принес уникальную находку — слегка попорченную жарким погребальным костром античную гемму II века новой эры римской работы с изображением женщины, вооруженной копьем. Гемма эта экспонируется в одной из витрин Курского областного краеведческого музея.
   Говоря о погребениях Ч. нельзя не упомянуть о так называемых Старосуджанских Кладах. Вообще, находки эти, несмотря на прочно закрепившееся в литературе название, были сделаны близ села Большой Каменец на территории нынешнего Большесолдатского района. Вот как о них повествует Ю. А. Липкинг (1971): «В 1918 году крестьянин... собирал в логу недалеко от ручья Каменца и грузил на телегу камни для хозяйственных построек. Внезапно лошадь провалилась в узкую яму глубиной более метра. В этой яме и оказалось то, что после получило известность под именем Первого Старосуджанского клада. Но о находке этой почти десять лет не знал никто, кроме местных крестьян. Из предметов, находившихся в яме, сохранились серебряный кувшин византийской работы с изображением девяти муз, серебряный же конский нагрудник-фаллар с четырьмя маскаронами — изображениями человеческих лиц, бронзовое ведро, золотые нашивные бляшки на одежде. По рассказам очевидцев были там, кроме того, золотые браслеты, кольца, шейная гривна и еще какие-то украшения... О «кладе» стало известно только в 1927 году, когда в том же селе была обнаружена новая находка. Почти в центре села, у ручья, у подножия холма перед сельской школой, случайно были найдены золотая цепь длиной около двух с половиной метров, золотая шейная гривна и два великолепной работы браслета со змеиными головами...» Место находки обследовали известные московские археологи В. А. Городцов и В. А. Мацулевич, узнавшие и о событиях 1918. С помощью милиции удалось вернуть науке серебряные кувшин и фаллар.
   Еще ранее, в 1849 в Обоянском уезде так же был найден крестьянами «клад» (вероятно разрушенное богатое погребение), часть которого была спасена от расхищения и доставлена впоследствии в Исторический Музей в Москве (ныне — ГИМ): золотые бляшки-нашивки и шейная гривна боспорской работы, а так же стеклянная чаша с изображением танцующей девушки.
   Вероятно, что все это — остатки бездумно уничтоженных крестьянами богатых, поистине уникальных погребений Ч.
   Во время археологических разведок 1961 Ю. А. Липкингом были обнаружены несколько селищ Ч. у сел Каменец и Заломное, в которых имелась как лепная, так и круговая (очень часто чернолощеная, с затейливыми прочерченными орнаментами) керамика. Это — горшки, корчаги и пифосообразные сосуды, миски, кувшины, кубки, кружки. Попадали в черняховские поселения и античные амфоры — их обломки встречены и при раскопках Э. А. Сымоновича под Курском. Вещевой материал необычайно разнообразен — застежки-фибулы из железа, бронзы, серебра, бусы из бронзы, стекла и стеклянной пасты, глины, мергеля, янтаря, кости и бронзы, игральные кости, амулеты-обереги, гребни. Многочисленны и орудия — в первую очередь сельскохозяйственный инвентарь (серпы, косы, мотыжки, железные наральники) и вращающиеся жернова от ручных мельниц, а так же долота, топоры, ножи (и, естественно, точильные камни) и др. Известны так же пряслица и грузики для вертикальных ткацких станков.
   Антропологи Т. И. Алексеева и Т. С. Кондукторова пришли к выводу, что черепа Ч. имеют большое сходство с черепами скифов. Однако культура Ч. столь сложна и многообразна, что не может быть «выведена» исключительно из позднескифской. Вероятнее всего Ч. были многонациональны. Кроме части праславян в сложении этой культуры участвовали и готы, и даки, и сарматы, накладывая свой отпечаток на традиции, но не доминируя в них. Как именно шел этот процесс единения разных этнических групп ученым предстоит еще выяснить. С северными соседями — венедами, судя по явным признакам торговли и взаимному расположению поселений, Ч. вполне ладили. Академик Б. А. Рыбаков считает черняховцев антами, упоминающимися в письменных источниках I тысячелетия новой эры.
   Ч. прекращают свое существование на рубеже IV и V веков в результате вторжения гуннов. Имя «Анты», вероятно, переходит на группу населения с изменившимися после вторжения гуннов традициями материальной культуры.

    А. А. Чубур

На главную страницу