БОЛЬШИЕ КУРСКИЕ МАНЕВРЫ 1902 г. – учения русской императорской армии в Курской губернии.
   В августе 1900 г. Военное министерство России запланировало проведение больших маневров между железной и шоссейной дорогами, связывающими Орел и Курск. К участию в них предполагалось привлечь войска Московского, Киевского, Одесского и Виленского военных округов общей численностью до 90 тыс. чел., сформировав из них две армии – Южную и Московскую.
   9 февраля 1902 г. Курскому губернатору А.Д. Милютину было направлено предписание из штаба Киевского военного округа за подписью генерал-майора Н.В. Рузского, где был указан район манёвров, охватывавший территорию Курского, Льговского, Суджанского и Рыльского уездов и требование, в установленных границах привести все дороги, а также мосты, речные переправы и плотины в такой порядок, чтобы движение войск и обозов могло производиться беспрепятственно.
   В прилагаемой ведомости перечислялись планируемые пункты ночлега с указанием количества людей и лошадей. Для обеспечения войск питьевой водой во всех селениях, определенных к размещению военнослужащих, требовалось подготовить колодцы и ключи. Во избежание загрязнения источников запрещалось замачивание конопли во всех реках и ручьях маневренного района до 4 сентября 1902 г. Двадцать населенных пунктов губернии, предназначенных к организации ночлега, были недостаточно обеспечены водой, там необходимо было обустроить нортоновские колодцы [трубчатый колодец (совр. скважина)].
   В целях обеспечения района маневров связью, предполагалось использовать местные телефонные сети. В их числе линии: графа Петра Клейнмихеля (в Курском уезде), Военного ведомства (между казармой летучих артиллерийских парков и водокачкой в Курске), потребительского общества (во Льгове), князя Александра Барятинского (между с. Ивановское и дворцом в Марьино), потомственного почетного гражданина Тахтамирова, князя Петра Долгорукова (в Суджанском уезде). Одновременно был решен вопрос об отпуске средств телеграфной и телефонной связи. Для усиления позиций проволочными сетями Главное инженерное управление выделяло 450 пудов проволоки, а также 2250 руб. на изготовление кольев. На расходы по устройству голубиной почты отпускалось 300 руб.
   В соответствии с докладом Главного военно-медицинского управления, предполагаемая заболеваемость военнослужащих должна была составлять один человек на тысячу солдат и офицеров в день. Для оказания первой медицинской помощи нуждающимся в Южной армии открывались приемные покои на 204 места, с последующей эвакуацией в Киевский военный госпиталь. Больных и раненых из Московской армии должны были принять приемные покои в районе дислокации и Курский запасной полевой госпиталь.
   На станции Коренево в пакгаузах планировалось разместить интендантский продовольственный склад, где должно было храниться «24816 пуд. муки, 2852 пуд. круп, 140 пуд. овощных консервов, 1536 порций мясных консервов, 6104 пуд. овса, 2106 пуд. сена и 50 пудов тмина. Для довольствия войск хлебом, там же необходимо сформировать 4 полевых военных хлебопекарни.
   Предписанием устанавливалась форма одежды для войск на маневрах и в день смотра – обыкновенная, «нижним чинам быть в мундирах второго срока (на маневрах в случае жаркой погоды, в гимнастических рубахах и фуражках с белыми чехлами и козырьками)».
   Войска участвующие в манёврах обеспечивались боезапасом: пехота по 100, конница по 50 и саперы по 30 холостых патронов на винтовку, а артиллерия по 100 холостых зарядов с фиктивными снарядами.
   Большие курские маневры предполагали присутствие на них императора Николая II и членов императорской семьи. В предписании отмечалось, что «Занятие караулов в местах пребывания Его императорского Величества и Его императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича может быть возложено на батальон 129-го пехотного Бессарабского полка. Для охраны железнодорожного пути на время следования по нему императорских поездов может быть назначено соответствующее число частей XXI армейского корпуса». В помощь полиции Курска на период пребывания в городе императора с сопровождающими лицами, выделялись два батальона 129-го пехотного Бессарабского полка и одна сотня 1-го Уральского казачьего полка.
   Перевозка, участвовавших в маневрах войск осуществлялась по железным дорогам. Для этого потребовалось 229 воинских эшелонов. Наиболее напряженная работа выпала на долю Московско-Курской (от 14 до 18 воинских поездов в сутки), Курско-Харьково-Севастопольской и Московско-Киево-Воронежской (от 5 до 26 воинских поездов) железных дорог. Транспортировка войск была осуществлена в течение 9-10 дней до начала манёвров без крупных задержек и срывов.
   29 августа 1902 г. большие курские маневры начались. Московской армией командовал Великий Князь Сергей Александрович, начальник штаба генерал-лейтенант Соболев. Её состав: XIII и XVII армии; сводный корпус, Александровское и Московское военные училища, 5-я стрелковая бригада, 55 и 56-я резервные бригады; армейская конница, 1-я кавалерийская дивизия, Тверское кавалерийское юнкерское училище; учебный воздухоплавательный парк; 2-й кадрированный обозный батальон. Всего 77 батальонов, 36 эскадронов и сотен, 198 орудий численным составом 43740 чел. и 10116 лошадей.
   Южной армией командовал военный министр А.Н. Куропаткин, начальник штаба генерал-лейтенант В.А. Сухомлинов. Её состав: VIII и X армии; сводный корпус в составе, сводного батальона из Киевского военного округа, Чугуевского и Одесского пехотных юнкерских училищ, 3, 4-я стрелковые и 15-я пехотная резервная бригады, 1-я бригада 2-ой казачьей сводной дивизии, 1-я Оренбургская казачья батарея и 14-й саперный батальон; армейская конница, эскадрон Елисаветградского кавалерийского училища, 10-я кавалерийская дивизия; приданные части, 3-й полевой жандармский эскадрон; воздухоплавательное отделение учебного воздухоплавательного парка; 4-й и часть 5-го кадрированного обозного батальонов, летучие и местные артиллерийские парки; 4-я полевая военная хлебопекарня и др. Всего 88 батальонов, 49 эскадронов и сотен, 216 орудий численным составом 51459 чел. и 11292 лошадей.
   Легенда манёвров предполагала следующее. Западная армия, переправившись через Днепр на участке Орша — Речица, наступает на Москву. Её правый фланг - Южная армия, переправившаяся через Днепр у Киева, кратчайшим путем двигается на Курск, захватывает этот ж.-д. узел, а затем по прибытию подкреплений, наступает на Москву с юга. Прикрывает Курск Московская армия, которой приказано остановить и отбросить Южную армию. Исходное положение главных сил Южной армии на линии р. Реут, в районе сёл Колпаково — Самсоновка, а главных сил Московской армии — на линии х. Полежаев - ж.д. станция Рышково. Цель действий, раскрыть силы противника и затруднить переход через реку Сейм. Продолжительность маневров 6 дней.
   Император Николай II внимательно наблюдал за учениями, выезжая в места их проведения. Недалеко от с. Мальцево, был сооружен возвышенный пункт наблюдения с которого можно было наблюдать за ходом учебных баталий. Учения войск шли не только в дневное время, но и в ночное. Император, объезжая войска, не раз посещал сёла Дьяконово, Лозовское, Иванино, Колпаково.
   4 сентября - днёвка (отдых). В этот день на станцию Рышково литерным поездом прибыл Персидский шах Музаффар-Эддин-Хан со свитой. На платформе был выстроен почётный караул и оркестр. Для встречи Персидского шаха, прибыл император Николай II, Высочайшие Особы и лица Государевой свиты, высокопоставленные военные, губернатор Курска А.Д. Милютин и представители гражданской власти. В специально развёрнутом огромном шатре, был дан ужин в честь высокого гостя.
   5 сентября на поле (ныне Северо-Западный р-н Курска) в 6 верстах от окраины Казацкой слободы состоялся грандиозный парад войск русской императорской армии. Перед Николаем II, Персидским шахом Музаффаром-Эддин-Ханом и великим князем Михаилом Александровичем, церемониальным маршем прошли пехота и конница, артиллерия по-дивизинно. Особенно эффектно смотрелось прохождение стрелковых бригад. В конце парада было запущено два огромных воздушных шара, на которых было написано: «Петербург №1» и «Петербург №2».
   Большие курские маневры получили такую оценку генерального штаба. Московская армия понесла поражение, как в стратегическом, так и в тактическом отношении.
   Стратегическая неудача объясняется не вызывавшимся обстановкой внезапным переходом армии от наступательных действий к оборонительным, что привело к отступлению под натиском противника, потере переправ на реках Большой Курице и Сейме и пассивной обороне на слабо укрепленных позициях. Если бы эта армия действовала более энергично при своем наступлении к р. Реуту, она могла бы нанести противнику тяжелый удар еще до прибытия к нему подкреплений (VIII к-са); но, даже и не успев этого сделать, она к вечеру 30 августа, владея обоими берегами Реута и занимая угрожающее положение относительно сообщений противника, имела возможность продолжать активные действия. Решившись же отойти к Курску, командующий Московской армией лишил себя всех выгод, приобретенных наступлением к Реуту, но взамен этого не приобрел других.
   Тактическая неудача Московской армии была объяснена пассивным ведением обороны, при котором армейский резерв, отказавшись от маневрирования, лишь заслонял собой ближайший доступ к Курску, в данном случае и не важнейший, п. ч. главный удар атакующего был нанесен на противоположном конце поля сражения.
   Южная армия действовала более решительно и ставила себе более определенные и более важные задачи; однако, оборона ею р. Реута, до прибытия VIII корпуса, велась недостаточно энергично, что и могло быть, при более решительных действиях противника, поставить её в тяжёлое положение; во всяком случае не следовало так легко отдавать неприятелю переправ на р. Реуте, и если бы на следующий день, 31 авг., сам неприятель не покинул берега этой реки, то Южной армии, даже при её численном превосходстве, было бы очень трудно обратно овладеть этими переправами и форсировать течение реки.
   На больших курских манёврах был опробован ряд технических и организационных новшеств. Развёртывание полевой телефонной связи на протяженные расстояния с использованием частных телефонных линий. Для наблюдения за противником применялись воздушные шары. Впервые в русских войсках использовались автомобили. В Южной армии, три грузовых автомобиля. Два из них грузоподъемностью в 1-у тонну имели двигатели «Де Дион» мощностью 8 л. с. и 2-тонный автомобиль «Лесснер» конструкции Б. Луцкого. с двигателем мощностью 12 л. с., а также два легковых автомобиля типа «Де Дион». В Московской армии использовались два легковых автомобиля «Де Дион» (6 л. с. и 8 л. с.) и два грузовых этой же марки, кроме того, два английских паровых тягача фирмы «Фаулер», Один из них типа «Долль» мощностью 13 л. с. имел массу 6 т. Он буксировал три прицепа, каждый с грузом около 5 т. Второй локомотив типа «Мальта» имел массу 9,5 т и был мощнее (18 л. с). Опыт масштабной переброски войск по железным дорогам, был использован во время Русско-японской войны 1903-1904 г.
   Не случайно было выбрано и место манёвров - стык Московского и Киевского военных округов. Легенду учений, практически повторили события Гражданской войны, при наступления на Москву Добровольческой армии Деникина, а позднее и Курской битвы в 1943 г. Можно ещё отметить, что наиболее известные офицеры "белого движения", принимали участие в больших курских манёврах 1902 г.
   Для Курской губернии проведение военных учений имело и свои последствия. Был отправлен в отставку губернатор А.Д. Милютин. Высшему начальству открылись неприглядные стороны курской жизни — бездорожье, нищета крестьян, коррумпированность чиновников и т.д.

   Ист: Военная энциклопедия: [В 18 т.] / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1911—1915.
   Военно-исторический вестник. [Киев] 1911. № 3-4.
   Степанов В.Б. Большие военные маневры под Курском // Курский край. 2003. № 3-4.
   Коровин В.В. Документальные источники о подготовке и проведении больших курских маневров 1902 г. 08.02.2014

На главную страницу